Лишь тогда революция ожесточилась. Разумеется, она и раньше

сопровождалась насилием и вооруженной борьбой. Правы, однако, те — ив первую очередь советские историки, — кто утверждает, что вплоть до этого момента революция проводила довольно мягкую по литику по отношению к своим противникам. Отныне с мягкостью было покончено. Да и враги ее не отличались мягкосердечием. 21 июня 1918 г. была восстановлена отмененная в октябре смертная казнь. С самого начала гражданская война была отмечена эпизодами зверств белых, жестокого истребления красных как на юге, так и на территориях, оккупированных чехословаками. То же самое произо шло и в Ярославле. Правда, не менее жестокими были здесь и ответ ные репрессии: 350 расстрелянных. На нападение русская револю ция отвечала решительно. Ее вождей вдохновлял великий пример Французской революции. В середине июля в Екатеринбурге, на Урале (позже переименован в Свердловск), при приближении чехословацкого корпуса был расстрелян бывший царь Николай вместе со всей императорской семьей. Советская версия, по которой этот акт был совершен якобы по местной инициативе, оспаривается некоторы ми историками 10. Как бы то ни было, смысл решения ясен: вырвать у сил реставрации символ, вокруг которого она могла бы сплотиться.

Впрочем, скоро стало уже не до символов. Деятели партии эсеров вернулись к своим террористическим традициям, стали организовы вать покушения на жизнь руководителей большевиков. Были убиты Володарский, один из наиболее популярных петроградских вождей, и Урицкий, занимавший командный пост в ЧК. 30 августа тяжело ра нили Ленина в момент, когда он выходил из одного московского завода, где только что перед тем воскликнул: «Победа или смерть!». На эти террористические акты Советское правительство ответило провозглашением «красного террора», систематического и организо ванного в массовом масштабе. «Нет невинных, — писала одна из петроградских газет. — Каждая капля крови Ленина должна стоить буржуям и белогвардейцам сотен мертвых» 11. В Петрограде расстреляли 500 человек, столько же в Кронштадте. Были взяты заложни ки из рядов старых имущих классов и политических противников. Самая жестокая полоса террора продлилась до ноября, после чего наиболее буйные и самодеятельные его проявления были ограничены.

Тем не менее изначально непримиримая жестокость конфликта, развивавшегося подобно трагической спирали, ни на одном витке ко торой не достигалось «равновесия насилия», продолжала требовать жертв, причем не только на полях сражений. В условиях гражданской войны эффективна лишь смертная казнь: это знали организа торы контрреволюции, но теперь это было известно и руководителям большевиков 12. Невозможно подсчитать, сколько человек погибло с той и с другой стороны. И все же в заявлениях, которыми вожди революции — будь то Ленин, Троцкий или новый министр иностранных дел Чичерин — отвечали на протесты из-за границы (особенно когда протесты эти исходили от тех, кто сам поддерживал войну), слышались жестокие мотивы исторической правды. Так, в одной из

первых дипломатических нот Советского правительства после напоминания о миллионах безоружных людей, убитых в миро вой войне, при подавлении угнетенных народов, в районах где свирепствовал «белый террор» (причем никто и не думал выра жать негодование по этому поводу), говорилось: «Мы заявляем перед лицом пролетариата всего мира, что никакие лицемерные протесты и просьбы не удержат руку, которая будет карать тех, кто поднимав, оружие против рабочих и беднейших крестьян России, кто их хочет заморить голодом, кто их хочет погнать на новые войны во ил интересов капитала» 13.

7 августа на Восточном фронте пала Казань: там находился госу дарственный золотой запас. Наряду с утратой Урала это был один из жесточайших ударов для большевиков. В свою очередь, возвращение Казани 10 сентября — золота, правда, там уже не оказалось — было первой по-настоящему значительной победой молодых частей Крас ной Армии, воодушевленных Троцким. Эта победа ознаменовала также переход от разрозненных стычек с участием отрядов, порой весьма походивших на банды, к серьезной маневренной войне.

Остальные главные операции, развертывавшиеся на протяжении последующих полутора лет войны, проходили следующим образом. Осенью 1918 г. между противниками еще не произошло четкого и окончательного территориального раздела, ибо как на востоке, так и на юге вооруженные столкновения происходили и за линией фронта. Пополнение регулярных частей осуществлялось в ходе самих сраже ний. После Казани наступление красных на восток продолжалось. Противник был оттеснен к Волге. Зимой советские войска продви нулись к подножию Урала (Уфа), а также в направлении Туркеста на. Однако севернее, у Перми, они потерпели поражение. На юге контрреволюционные армии заняли Донбасс и развивали наступле ние, но были остановлены под Царицыном (городом, который позже переименуют в Сталинград). Окончание мировой войны и поражение центральных держав позволили советской власти вернуть себе боль шую часть территорий, утраченных с Брестским миром. Однако и здесь ей пришлось столкнуться со старыми и новыми противниками, занявшими место немцев. Война, выступавшая в тысячах обличий, захлестнула всю страну: были районы, где бои велись более или менее интенсивно, но не было ни одного оазиса мира.

Самым ужасным годом войны, годом, когда разыгрались решаю щие битвы, был 1919-й. С той и с другой стороны сражались теперь настоящие регулярные армии. Определились и их полководцы: у белых — адмирал Колчак на востоке и генерал Деникин на юге. Маневренная война началась в марте наступлением Колчака. Наце ленное на Волгу, а точнее — на города Казань и Симбирск, и далее с целью соединения с войсками Антанты на севере, это наступление увенчалось вначале некоторыми крупными успехами. Советское контрнаступление развернулось в конце апреля; в июне оно ознаме новалось наибольшими успехами, а в июле был освобожден весь

Урал. Но тем временем перешли в наступление войска Деникина. Они захватили Украину и нацелились на Москву. Главное наступле ние они развернули летом, когда оставили далеко позади рубеж, постигнутый в 1918 г. Предпринятое в августе советское контр наступление, ослабленное из-за разногласий по стратегическим вопро сам между руководителями армии и партии, не принесло успеха. В октябре Деникин захватил Воронеж, Курск и дошел до Орла, от стоящего от Москвы на каких-нибудь 400 км. Его продвижение на этот раз сочеталось с наступлением на северо-западном направлении другой армии, организованной непосредственно Антантой и отданной под командование генерала Юденича. Этой армии удалось подойти к пригородам Петрограда.

Если летом 1918 г. большевики проявили наибольшую политическую слабость, то осенью 1919 г. неминуемой казалась военная катастрофа. На случай поражения Ленин предусматривал даже возврат в подполье: были подготовлены фальшивые паспорта и круп ные суммы денег 14. Но и тогда большевики не пали духом. Более того, именно в это время руководимые ими Советы одержали решающие победы. Петроградский пролетариат напряг все силы, и Юденич был отброшен. Деникин в свою очередь был разбит, а после попытки закрепиться в цитаделях казачества окончательно разгромлен в пер вые месяцы 1920 г. Одновременно продолжалось преследование уце левших колчаковских войск в Сибири, пока наконец сам адмирал не был захвачен в плен, судим и расстрелян в Иркутске.

Троцкий и вооруженные силы

Сколь бы существенна ни была история военных операций, все же это только одна сторона гражданской войны, и ее нельзя понять в отрыве от другой. В первую очередь война потребовала создания вооруженных сил. Мало того, это стало решающим испытанием для новой власти: ей пришлось поступиться некоторыми из своих прин ципов. Первоначально предусматривалось создание не регулярной и постоянной армии, а милиции — то есть вооружение народа, всех прежде угнетавшихся классов. Именно такими концепциями вдохнов лялись создатели Декрета об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии, принятого 15 (28) января 1918 г. 15

Однако от декрета к действительности вел долгий и нелегкий путь. В качестве исходной базы для строительства новых вооруженных сил были взяты скорее отряды Красной гвардии, нежели сохранившиеся части старой армии. Вначале, в драматические недели брестских пере говоров, ставка делалась на запись добровольцев и обязательное военное обучение всех трудящихся (всевобуч). Требования дисцип лины вынудили вскоре отказаться от принципа выборности командиров. Противоборство с такой хорошо организованной силой, как чехословацкий корпус, заставило пойти еще дальше по этому пути. В июне 1918 г. впервые был осуществлен обязательный призыв в

армию. Сначала он распространялся в соответствии с классовым принципом лишь на рабочих и крестьян-бедняков и только в Москве, Петрограде и еще нескольких губерниях. Затем, в сентябре, перешли к призыву целых возрастных контингентов и, наконец, в апреле 1919 г. — к всеобщей мобилизации.

Этот переход совершался одновременно с определением структуры регулярной армии, со своим командованием, штабами, округами, оперативными соединениями. Отсутствие военного опыта побудило обратиться за помощью к офицерам — унтер-офицерам прежнего режима. Добровольно или под угрозой им было предложено отдать свои знания новому строю. А для того, чтобы они не были предостав лены самим себе, создавалась совершенно новая, типичная для Крас ной Армии фигура — политический комиссар, представитель револю ционной власти, призванный контролировать действия «спецов» из числа старых офицеров и в то же время воодушевлять и политически воспитывать войска, которым предстояло сражаться за революцию.