На фото: Эмблема КГБ СССР

Единый подход - российский подход

Российский историк Никита Петров, который занимается исследованием советских органов безопасности, связывает подписание соглашения с "желанием Москвы навязать другим странам СНГ свои подходы к советским архивам". "Единый подход" в данном случае - российский подход, пояснил он в беседе с Deutsche Welle. Подход этот Петров описывает так: "Не дай Бог, в республиках рассекретят какие-то документы без согласия Москвы". Прежде всего, по словам историка, это касается свидетельств массовых репрессий в СССР.

"Российские правила не в пользу исследователей, - говорит эксперт. - Все больше ограничений, все меньше документов выдаются из архивов". По словам Петрова, в РФ до сих пор закрыт доступ к огромному массиву документов, в том числе - датированных 1920-ми годами.

Петров считает такую практику незаконной, поскольку российское законодательство устанавливает максимальный срок засекречивания документов - 30 лет, а для документов разведки - 50 лет. "Россия плюет на собственное законодательство и навязывает этот подход другим постсоветским странам", - считает российский историк. В свое время Петров, заместитель председателя Общества "Мемориал", дошел до Верховного суда России, пытаясь получить доступ к документам о репрессиях НКВД. Но все его попытки оказались тщетными.

Украине придется снова засекретить документы

В таких условиях, отмечает Петров, доступ к советским архивам в Казахстане или на Украине имел для российских исследователей большое значение. "Наши историки ездили, например, в Казахстан и изучали документы Карагандинского исправительно-трудового лагеря, Акмолинского лагеря "изменников родины", спецпоселений", - говорит Петров. По его словам, "там на это смотрели сквозь пальцы, хотя в последнее время в Казахстане тоже стало труднее". Но самые ценные для историков документы находятся именно в российских архивах, к которым исследователей, по словам Петрова, "не подпускают и на пушечный выстрел".

По мнению российского историка, "единый подход" к рассекречиванию советских архивов стал особенно принципиальным для Москвы после того, как, начиная с 2005 года, президент Украины Виктор Ющенко инициировал информационную кампанию о жертвах Голодомора на Украине 1932-1933 годов.

Как сообщили Deutsche Welle в Исполнительном комитете СНГ, на данный момент, участниками "архивного" соглашения кроме России стали Беларусь, Армения, Таджикистан и Узбекистан. Другие страны могут присоединиться позже. "Если, например, Украина подпишет этот документ, ей придется закрыть доступ даже к уже опубликованным документам, в частности, и о Голодоморе", - предупреждает историк Петров.

Планирует ли Украина присоединяться к "архивному" соглашению СНГ, пока не известно. От министерства иностранных дел на момент подготовки материала ответа на запрос так и не поступило. До сих пор не получили ответа от правительства в Киеве украинские историки и правозащитники. Хотя подписи украинской стороны под соглашением пока нет, изменения в подходе к рассекречиванию архивных документов ощутимы, отмечает историк Владимир Вятрович.

"После прихода к власти президента Виктора Януковича работа по систематической публикации документов о преступлениях советской власти на территории Украины фактически свернута", - считает Вятрович, который с 2008 по 2010 год возглавлял архив Службы безопасности Украины. Именно тогда были опубликованы тысячи документов бывшего КГБ в Украинской ССР. Прежде всего, они касались Голодомора и деятельности украинских националистов на Западной Украине.

"За последние годы архивом СБУ не обнародовано никакой информации о том, рассекречены ли новые документы, введены ли они в электронную базу данных, - говорит Вятрович. - Кроме того, в архиве СБУ фактически расформирован научный отдел: увольняют людей, которые систематически изучали архивные документы". По словам Вятровича, исследователям все чаще отказывают в доступе архивным документам бывшего СССР.