Об исторической школе Покровского

    Sep. 13th, 2011 at 4:03 PM

Разгром так называемой "исторической школы Покровского" в СССР во второй половине 1930-х годов довольно часто используется современными буржуазными историками как "доказательство" чуть ли не разгрома ленинского исторического подхода.

Однако коммуниста отличает от некоммуниста именно способность мыслить диаматически, рассматривая те или иные исторические факты в движении и взаимосвязи с другими явлениями. Поэтому подобное упрощенчество, корни которого в метафизическом мышлении буржуазных историков, коммуниста всегда должно насторожить и побудить разобраться в данном вопросе.

Как и любая другая наука, история есть поле классовой борьбы. Отражение этой борьбы - борьба разного рода теорий, концепций, подходов, методов. Среди которых в основе одних лежит идеализм и метафизика, а в основе других материализм и диалектика. При этом бывает, что внешне концепция может выглядеть как вполне материалистическая, а при ближайшем рассмотрении в ее основе оказывается идеализм.

Однако, к примеру, от наук естественных или точных, в которых тоже находит свое отражение борьба классов, история отличается тем, что исторические концепции практически всегда используются эксплуататорскими классами в целях манипуляции массовым сознанием. При этом такая особенность исторической науки как крайняя сложность проверки на истинность тех или иных трактовок исторических фактов (в силу наличия массы противоречащих друг другу документов, а то и явных фальшивок) как раз сильно упрощает задачу манипуляции.

В царской России существовала официальная историческая концепция, отражающая интересы правящего класса крепостников-помещиков. Однако по мере развития капитализма в России стали появляться и буржуазные исторические теории, роль которых в борьбе с официальной исторической концепцией была вполне прогрессивной.

Создание научной теории классовой борьбы Марксом и Энгельсом обусловило и возникновение марксистской исторической школы, основателем которой в России был Ленин. К этой школе примкнули и некоторые передовые представители буржуазной школы, в их числе был и Покровский. Сам он не раз признавал, что его взгляды эволюционировали от «демократических иллюзий» к марксизму, но как показано в статье Ярославского, стать последовательным марксистом ему так и не удалось.

Чем обусловлен «карьерный рост» Покровского после революции? Почему на его ошибки, вскрытые в 1930-х годах, не обращали внимания в начале 20-х? Тут дело в том, что в 1920-е годы процесс формирования марксистской исторической школы был еще в самом начале. У Советской власти элементарно не было более профессиональных и более последовательных историков-марксистов, помимо Покровского. Во всяком случае именно он был крупнейшим историком-марксистом того времени. В его взглядах находили отражение объективные противоречия новой экономической политики, на которую вынуждены были пойти большевики после периода военного коммунизма.

Как было сказано выше, история есть поле классовой борьбы. А потому вовсе отказаться от изучения истории Советская власть не могла. Отказ от привлечения к развитию марксистской исторической науки таких крупных, пусть и непоследовательных, марксистов, как Покровский, было бы вовсе равносильно отказу от развития исторической науки. Именно Покровскому было поручено создание новой, марксистской исторической школы, разработка первых советских учебников по истории СССР. В этом и есть его большая заслуга.

Однако то, что было допустимо в период нэпа, перестало быть допустимо в 30-е годы. Развитие марксистской исторической науки шло вперед, и по мере этого развития непоследовательность взглядов Покровского становилась все более и более очевидной. К тому моменту уже сложилась марксистская историческая школа, представители которой указали на ошибки Покровского и смогли разгромить теоретические взгляды его «школы».

Вопреки выдумкам современных буржуазных историков, не «марксистская школа» была разгромлена, а, наоборот, уже вполне сложившейся ко второй половине 1930-х годов марксистской исторической школе удалось вскрыть непоследовательность взглядов Покровского. Как мы видим, это не отказ от марксистского подхода, а развитие этого подхода.

Есть и пример обратного. После смерти Сталина научно-теоретический уровень коммунистической партии неуклонно падал. Коммунистическая теория не развивалась, пышным цветом расцвел оппортунизм, а потому разного рода псевдомарксистские концепции получили новый стимул для развития. Показателем отката назад марксистской исторической науки как раз и явилась реабилитация в середине 1960-х годов «школы Покровского».

В те времена в советскую историческую науку уже начали проникать откровенно буржуазные концепции, а победа капитализма, так и вовсе означала отказ от развития марксистской исторической школы. Сегодня перед коммунистами стоит задача восстановления марксистской исторической науки. Однако в отличие от периода вековой давности, сейчас нет такой ситуации, когда часть буржуазных концепций является прогрессивными. Все буржуазные исторические теории в настоящий момент реакционны. Историкам-марксистам следует опираться на тот уровень развития марксистской исторической науки, который был достигнут в сталинский период, а не на разгромленные в сталинский период псевдомарксистские теории.