Мировая война к этому времени шла больше года.

Однако в американском обществе и на Капитолийском холме сильны были изоляционистские настроения. Соперник Рузвельта на выборах 1940 года, республиканец Уэнделл Уилки, строил свою кампанию на том, что "голоса, отданные за Рузвельта - это кресты на могилах ваших мужей, сыновей и братьев".

Американская промышленность потенциально могла наковать горы оружия, но поставки воюющим государствам ограничивались Законом о нейтралитете, основанном на принципе "плати наличными и вези сам". Между тем главный союзник США, Британия, к осени 1940 года исчерпала свои золотовалютные резервы.

Выиграв выборы, Рузвельт решил, что пора действовать. В Белом доме была созвана большая пресс-конференция.

"Я хочу пояснить вам наглядным примером, - сказал президент. - Если горит дом соседа, а у тебя есть садовый шланг, одолжи его соседу, пока не загорелся и твой дом. Когда пожар будет потушен, сосед вернет тебе шланг, а если тот окажется поврежденным, то заплатит за него, когда поднакопит деньжат".

Чтобы успокоить изоляционистов и налогоплательщиков, Рузвельт выдвинул идею: военные материалы будут лишь предоставляться во временное пользование. После окончания войны получатели помощи вернут либо само оружие, либо его стоимость.

Английский глагол "to lend" как раз и означает "предоставлять во временное пользование", а "to lease" - сдавать в аренду.

На самом деле американское правительство на это всерьез, конечно, не рассчитывало. Британия, получившая поставок на 30 млрд. долларов, выплатила после войны 472 миллиона. Советский Союз произвел символические платежи в период брежневской разрядки.

8 марта 1941 года сенат 60 голосами против 31 одобрил Закон о ленд-лизе, предусматривавший оказание помощи на вышеназванных условиях любой стране, "оборону который президент считает жизненно важной для обороны Соединенных Штатов".

Через три дня Рузвельт подписал его и выступил по этому поводу с речью.