СПРАВОЧНЫЙ ОТДЕЛ КАК РАБОТАЮТ ИСТОРИКИ

ОТ ДОКУМЕНТА К ПОЗНАНИЮ ПРОШЛОГО

Сложен и многогранен труд историка. Мыс­ленно он проникает в глубь веков и видит то, что недоступно взору других. Историк видит и представляет прошлое потому, что он умеет заставить говорить об этом исторический источник.

Исторический источник — это все то, что непосредственно отражает исторический процесс и может дать историку сведения о прошлом чело­веческого общества. Выкопанный из земли ка­менный топор первобытного человека и модель вымпела, заброшенного советской ракетой на Луну; старинная книга на пергаменте и пахну­щая свежей типографской краской страница га­зеты «Пионерская правда»; народная песня о крепостной неволе и кинопленка, запечатлев­шая В. И. Ленина на субботнике в Кремле в де­кабре 1918 г.,— все это исторические источни­ки.

Историки главным образом изучают пись­менные исторические источники.

Письменность возникла на Земле более пя­ти тысяч лет назад, и за это время накопилось громадное количество письменных памятников. Глиняные таблички из библиотеки царя Ашшурбанапала (см. стр. 37) и египетские папирусы, берестяные грамоты, переписанные от руки летописи, рукописи Маркса, Энгельса и Ленина я наши газеты — все это письменные исторические источники.

Письменные исторические источники хранятся в архивах и библиотеках. Они растут и пополняются с каждым днем. Пользуясь библио­течными каталогами, архивными описями и указателями, историки ищут и находят интере­сующие их материалы.

Но мало найти источник — надо еще и уметь им пользоваться. Без специальной под­готовки трудно, а то и невозможно прочитать древнюю рукопись (см. стр. 597).

Прочитав источник, историк может найти в нем самые разнообразные факты, крупные и мел­кие, давно известные науке и совершенно но­вые. В последнем случае мы вправе говорить об открытии. Образец такого открытия — наход­ка берестяных грамот при раскопках в Новгоро­де, по-новому осветившая вопрос об уровне грамотности в древней Руси (см. стр. 231).

Спустя десятилетия после Великой Отечест­венной войны 1941—1945 гг. мы узнаем все новые факты о героических подвигах того времени.

Много шуму в свое время наделала «откры­тая» в 1819 г. чешским писателем и ученым Вац­лавом Ганкой так называемая «Краледворская рукопись», где в форме народных песен и ска­заний воспроизводилась чешская героическая старина с ее битвами за родную страну про­тив иноземных насильников. В течение века ученые сомневались в подлинности этой руко­писи и в начале XX в. окончательно установили, что эта рукопись — мастерская подделка. Ганка в патриотических целях, борясь против насиль­ственной германизации чехов, проводимой Габс­бургами, написал эту рукопись сам.

Уже после Октябрьской революции большой интерес вызвали мемуары видных представителей царского строя: председателя Государст­венной думы М. В. Родзянко, директора депар­тамента полиции С. П. Белецкого и фрейлины императорского двора А. А. Вырубовой. Одна­ко вскоре после их опубликования историки до­казали, что эти мемуары были сфабрикованы в целях литературной спекуляции и поэтому не имеют значения исторического первоисточ­ника.

Итак, историк устанавливает исторические факты. Но знание фактов не составляет еще нау­ки. Необходимо выяснить смысл и значение исторического факта, поставить его в связь с другими событиями и явлениями, установить его происхождение и роль и т. д. иными слова­ми, на основе фактов познать историческую за­кономерность.

Совершенно очевидно, что сделать это мож­но, лишь овладев передовой марксистской мето­дологией, потому что только учение марксизма-ленинизма дает правильное объяснение зако­нам общественного развития.

Ведь и в домарксистский период было накоп­лено много исторических знаний, но только Маркс и Энгельс, правильно обобщив и истол­ковав факты, вскрыли истинное их значение, создали научную теорию о законах обществен­ного развития. Значение методологии в том и состоит, что она дает ключ к пониманию источ­ников.

Одни и те же факты из одних и тех же источ­ников могут быть по-разному истолкованы. В 90-х годах XIX в. между народниками и марк­систами шел ожесточенный спор об историче­ских судьбах России. Народники утверждали, что Россия, в отличие от Западной Европы, мо­жет избежать капитализма. Опираясь на мате­риалы земской статистики о крестьянском хо­зяйстве в Европейской России, народники вы­водили средний крестьянский надел, среднюю обеспеченность крестьян орудиями труда, лошадьми и т. д.

И вот в 1899 г. появилась классическая кни­га В. И. Ленина «Развитие капитализма в России».

В. И. Ленин, имея в своем распоряжении те же материалы земской статистики, доказал, что средние цифры только искажают истинную картину.

Подсчеты Ленина показали, что крестьян­ские хозяйства сильно дифференцированны. На одном полюсе группа хозяйств, в которую вхо­дит только 20% крестьянских дворов, но им принадлежит до 50% всей земли и скота. На другом —50% бедняцких хозяйств, на долю

которых приходится только около 20% земли и скота. В то время как крестьяне, входящие в первую группу, превращались в кулаков, предпринимателей, крестьяне второй группы постепенно превращались в поденщиков и бат­раков. А это значило, что в деревне складыва­лись капиталистические отношения.

Так строго научно группируя факты, В. И. Ленин опроверг доводы народников и доказал, что Россия уже стала капиталистиче­ской страной и быстро развивается в этом на­правлении.

Изучая ту или иную тему, историк стремит­ся к созданию синтетического, т. е. обобщающего, исследования, в котором все известные факты приведены в стройную систему, объяснены и истолкованы с точки зрения марксизма-лени­низма, дающего, по словам В. И. Ленина, «путь к научному изучению истории».

Возьмем в качестве примера историю декаб­ристов. Почти полтора века историческая нау­ка изучает этот важный этап в истории русской освободительной борьбы. Многие тысячи работ посвящены этому вопросу. Здесь и различные публикации архивных документов, исследова­ния об отдельных декабристах, статьи, книги — научные и популярные — и т. д. Казалось бы, ну что нового можно сказать об этом!

Значит ли это, что после монографии М. В. Нечкиной историкам больше нечего делать в обла­сти декабристоведения? Конечно, нет. Уже после выхода в свет этой книги были найдены новые документы, опубликованы интересные статьи и книги. Все они со временем дадут материал для создания нового обобщающего труда на эту тему.

Вот еще один пример, касающийся недав­него прошлого — Великой Отечественной вой­ны 1941 —1945 гг. В течение 20 лет после Ве­ликой Отечественной войны историки империа­листического лагеря издали множество статей, книг, брошюр, пытаясь по-своему раскрыть при­чины и историю войны, стремясь подчас оправ­дать политику империалистической агрессии. В нашей стране и в странах лагеря социализ­ма тоже выходили книги, статьи и брошюры, дневники, воспоминания, мемуары, посвященные героической борьбе народов против фаши­стской агрессии.

И вот по решению ЦК КПСС советские исто­рики создали обобщающий труд по истории Ве­ликой Отечественной войны. Шесть монумен­тальных томов раскрывают подлинную историю великой войны, решающую роль Советского Союза в разгроме гитлеровской Германии. Соз­дание такого обобщающего труда было под си­лу только передовой советской науке, вооруженной марксистско-ленинской методологией.

Так, от поисков и находок исторических источников, через тщательное прочтение и изу­чение документов, используя данные многих вспомогательных наук, историки сначала уста­навливают исторические факты, дают им пра­вильное толкование, объяснение, воссоздают возможно полнее картину прошлого и, наконец, устанавливают закономерности исторического процесса.