Нашествие Наполеона на Россию 1812 года в работах советских историков XX века

Оригинальный универсальный пульт дистанционного управления в виде популярного девайса. Размер: 19x24x1 см.

303 руб

Nano ведет себя словно это настоящее ползающее насекомое: его движения также непредсказуемы и быстры. Благодаря оригинальной конструкции

Оригинальная тематическая компьютерная мышь.

525 руб

Среди изданий учебной литературы выделялись широтой своего подхода и глубиной исследования лекции профессора Ленинградского университета С. Б. Окуня, крупного специалиста в области истории России конца XVIII – первой половины XIX в. В трех разделах лекций им были рассмотрены все важнейшие аспекты войны 1812 года – от ее предпосылок до событий 1815 г. Много внимания С. Б. Окунь уделил объяснению причин неудач французской армии уже на первом этапе ее вторжения в Россию, делая особый акцент на успешные действия арьергардов отступавших русских армий. «Наполеон, - отмечал историк, - входил в соприкосновение лишь с заслонами, которые задерживали французскую армию ровно настолько, сколько это требовалось для организованного отступления русских войск». Указанный вывод важен для понимания характера военных действий при отступлении русской армии от границ Российского государства до Москвы. Возвращаясь вновь к этому вопросу, С. Б. Окунь отмечал, что именно заслоны спасли обе армии – и Барклая де Толли и Багратиона. Основной причиной неудачи обходного движения, предпринятого Наполеоном в начале июля, С. Б. Окунь считал факт промедления французского императора у местечка Глубокое (с 5 по 10 июля), что позволило Барклаю опередить противника. Касаясь версий о причинах пожара Москвы, С. Б. Окунь полностью придерживался той из них, что Москву сожгли сами русские, действовавшие подобным образом «во имя спасения своей свободы, во имя спасения своей страны »2. Историк считал, что после Москвы наполеоновская армия утратила «одно из наиболее ценных своих качеств – свою маневренность», что и не могло не привести ее к окончательной гибели. Юбилейные даты, издание монографии Е. В. Тарле, Н. А. Левицкого, М. С. Свечникова способствовали активизации исследовательской деятельности на местах, более целенаправленной работе средств массовой информации и культурно-просветительных организаций, внимание которых к теме 1812 года резко возросло. К концу 30-х – началу 40-х годов задачи, определенные постановлениями ЦК ВКП (б) и СНК СССР о преподавании истории в средней и высшей школе, нашли уже конкретное воплощение на страницах ряда учебников и учебных пособий. К этому времени не все этапы эпопеи 1812 года были раскрыты с достаточной полнотой, не всегда характеристика отдельных сражений и действий военачальников основывалась на анализе документальных материалов, сохранились отдельные фактические неточности. Степень разработки темы учеными отразилась в материалах учебников. Тем не менее, Отечественная война 1812 года наконец-то была поставлена в вузовском и школьном обучении на то место, какого она всегда заслуживала. § 2. Пропаганда героической эпопеи 12-го года в период Великой Отечественной войны С началом Великой Отечественной войны Советского Союза против немецко-фашистских захватчиков в исторической науке произошло дальнейшее усиление внимания к внешнеполитическим проблемам. В русле этого интереса рассматривалась и история наполеоновских войн. Начавшаяся Великая Отечественная война определила дальнейшее осмысление событий 1812 года, их уроков, более полное раскрытие народного характера первой Отечественной войны, ее форм и методов, способствовало пропаганде опыта прошлой борьбы среди широких кругов советских людей, и в первую очередь среди воинов Красной Армии.